ДОНСКОЕ ЗЕМЛЯЧЕСТВО НАРОДОВ ДАГЕСТАНА

 
ГЛАВНАЯ НОВОСТИ ОБЩЕСТВО КУЛЬТУРА МАЛАЯ РОДИНА ОБЫЧАИ И ТРАДИЦИИ СПОРТ
 
Поиск по сайту

ЗЕМЛЯЧЕСТВО
Правление
Документы
Наши в области
Новости друзей
Молодёжь
Видео
Фотогалерея
Вашему вниманию
Контакты

РЕСПУБЛИКА ДАГЕСТАН
Наследие
Туристические тропы
Дагестан литературный
История
Краткая справка
Символика
СМИ

ДАТА
 
20 января
День в истории

  • 1668 – Произошло землетрясение, которое ощущалось силой 7 баллов в с. Мишлеш; погибло 200 жителей.
  • 1879 – При первой Петровской школе было открыто ремесленное отделение.
  • 1921 – Объявлена автономия Дагестана.ы
  • 1921 – Декретом ВЦИК в состав ДАССР включены округа: Аварский, Андийский, Буйнакский, Гунибский, Даргинский, Кайтаготабасаранский, Кюринский, Лакский, Самурский и Хасавюртовский.
  • 1921 – Образованы народные комиссариаты ДАССР: юстиции, финансов, продовольствия, здравоохранения, социального обеспечения, земледелия и Управления водного хозяйства при нем.
  • 1924 – На пленуме Дагестанского обкома ВКП(б) выступил Анастас Микоян.
  • 1926 – Состоялся пуск первого механизированного стекольного завода в поселке Дагестанские Огни, и на первых порах здесь будет выпускаться до 100 тысяч квадратных метров оконного стекла в месяц.
  • 1928 – Было создано Дагестанское отделение общества содействия развитию автомобилизма и строительству дорог «Автодор».
  • 1929 – При Дагестанском Совнархозе был организован комитет «Сулакстрой».
  • 1931 – В г. Махачкале вступил в строй химический завод, а в г. Дербенте – камнепильный завод им. Ильича.
  • 1934 – В г. Махачкалу приехала бригада Всесоюзного оргкомитета Союза писателей.
  • 1935 – Был организован Дагестанский Государственный трест по кинофикации «Дагкино».
  • 1943 – Жители г. Дербента собрали 700 тыс. рублей на танковую колонну «Шамиль» и авиаэскадрилью имени Героя Советского Союза Валентина Эмирова.
  • 1943 – Указом Президиума ВС ДАССР Почетной грамотой награжден генерал-майор Владимир Уранов за формирование новых воинских соединений на территории Дагестана.
  • 1945 – Была отмечена хорошая работа ДАССР по итогам социалистического соревнования в деле ремонта тракторов.
  • 1951 – Родился Герой России, летчик-испытатель Магомед Толбоев.
  • 1954 – Родилась народная артистка РД, певица Мирханум Шарипова.
  • 1971 – В столице республики состоялось открытие памятника Махачу Дахадаеву.

Источник: Односельчане.ru




ХОЗЯЙКЕ НА ЗАМЕТКУ

Уважаемые посетители сайта. В этом разделе мы предлагаем вам несколько рецептов приготовления национальных дагестанских блюд. Будем очень рады, если и вы, в свою очередь, поделитесь своими секретами вкусной и здоровой еды.

Аварское чуду «Щарил-жал»

Еще один вид аварского чуду «Щарил-жал». Мягкие и очень вкусные чуду с нежной молочной начинкой подчеркнутой зеленью. Достаточно легкое приготовление и незаменимое блюдо на праздничном столе. Ваши гости будут удивлены таким угощением.

Ингредиенты: мука 1 кг., дрожжи пол пачки, молоко 0,5 л., творог 150 г., кукурузная мука, сливочное масло, зеленый лук, соль, перец.


Чеченское блюдо жижик-галнаш

1)-баранина/курица на свое усмотрение примерно 1кг 
2)-1 луковица большая.перец,соль 
3)-мука (кукурузная, но можно и пшеничной) 
4)-чеснок 1 головка,для приправы,1 яйцо 
5)-вода


БЕШБАРМАК ПО-НОГАЙСКИ

Состав: 
Говядина или баранина, или конина 1000 гр.; лук репчатый - 75 гр.; вода - 2000 гр.; чеснок - 25 гр.; мука - 250 гр.; яйца - 1,5 шт.; вода для теста - 100 гр.; соль; перец. 


Главная / Дагестан в лицах / Гаджи-Магомед-Эфенди ибн Муса Кудутлинский

31.08.2017
Гаджи-Магомед-Эфенди ибн Муса Кудутлинский

Хасан-эфенди Алкадари в своем историческом труде «Ассари Дагестан» называет Мухаммада Кудутлинского «корифеем эпохи» дагестанских энциклопедистов, академик И. Ю. Крачковский считал его «светочем дагестанской науки».

Магомед Кудутлинский

Мухаммад ибн-Муса ал-Кудутли родился в августе 1652 в семье известного алима того времени Мусы ибн-Ахмеда, который позаботился, чтобы у сына были лучшие учителя. Действительно, Мухаммад-Мусалав учился у таких известных алимов, как Шабан Ободинский, Али-Риза Согратлинский и др., в поисках знаний кочуя по всему горному Дагестану. Завершив традиционное образование, он на 15 лет покинул родину - все это время он совершенствовал свои знания у известных ученых Египта, Хиджаза, Йемена. Его особенно интересовали арабская филология, шариатское право (фикх), логика и философия, математика и астрономия. Что и говорить, большой разброс интересов, но впоследствии почти во всех этих науках Мухаммад ибн-Муса оставит свой след. Недаром академик И. Ю. Крачковский считал его светочем дагестанской науки, а Г. Алкадари - 'универсальным ученым' и 'корифеем среди ученых'. Особенно много дали ему занятия у Салиха Йеменского, носившего весьма почетный в исламском ученом мире титул 'муджтахид' - на него имели право лишь единицы. Как и большинство дагестанцев, он придерживался шафиитского мазхаба, а в мировоззренческих вопросах - направления ал-Ашари. Но слепого следования авторитетам у ал-Кудутли не было никогда. Когда дело доходило до конкретных вопросов веры или права, он, не колеблясь, высказывал собственное мнение. Бывали случаи, когда по особо важным вопросам он обращался к факихам Египта и других стран - истина превыше самолюбия.

В 90-х годах XVIII в. зрелым ученым он вернулся на родину. События его жизни в последующие 20 лет известны отрывочно. Осталось несколько его книг, исследовательских и учебных - по арабской филологии и логике. Они настолько удачны, что на протяжении двух веков служили 'воротами в науку' для нескольких поколений мутаалимов. Остался 'календарь Кудутли' - плод его занятий астрономией, получивший широкое распространение в горах. Осталось множество его фетв (юридических решений, имеющих силу прецедента) по разнообразным гражданским делам: задолго до трех имамов ал-Кудутли выступал как активный сторонник внедрения шариата. Все эти годы он не прерывал связи со своими учителями и коллегами на Востоке. Много сил отдавал преподаванию, при этом среди его мутаалимов наряду с дагестанцами было немало молодежи с Северного Кавказа, из Поволжья.

В 1716 году в 64-летнем возрасте ал-Кудутли решается на далекое путешествие в Сирию. Возможно, подтолкнула его к этому неспокойная, осложнившаяся обстановка на Кавказе: разваливалась Иранская держава, разгоралось восстание горцев против шахской власти, а впереди было нашествие Надыр-шаха... После долгого путешествия аварский алим добрался до города Халаб (Алеппо) в Сирии, но уже к августу 1717 г. относится известие о его болезни и смерти: умер он в худжре (жилье в медресе) тамошнего шейха, а хоронили его алимы. Это примечательные детали: либо незадолго до смерти он был принят туда преподавателем, либо там его ждали заранее - следовательно, знали по прошлым годам как квалифицированного алима (а это означало, что свою компетентность мударриса он когда-то уже успел тут показать). В любом случае нет сомнения, что сирийские ученые отнеслись к нему как к человеку своего круга и уровня.

Наследие Мухаммад-Муса-лава - это не только его книги, но и его ученики. Почти каждый из них сам в свою очередь стал основателем медресе. Перечислять их здесь нет никакой возможности - достаточно упомянуть хотя бы некоторых.



Дауд из Усиша

Дауд из с. Усиша (умер в 1757 г.) был, пожалуй, наиболее известным из его учеников. Судя по письменным упоминаниям, он оставил множество работ по самым разным отраслям науки - в этом он похож на своего учителя. Но все же наиболее известные из них относятся к арабской филологии и фикху. От его юридических работ уцелели лишь отрывки и письма, но их своеобразие издавна вызывало интерес: 'Сам он был свободомыслящим, и, ничего не боясь, распространял в народе собственные взгляды', - писал о нем Али Каяев. Не выходя из рамок шариата, Дауд доказывал, что люди имеют равные права на пользование землей, т. к. она создана Аллахом для всех. По той же причине все люди равны, даже иноверцы являются божьими созданиями, поэтому на их имущество и достоинство нельзя покушаться, а набеги на них - незаконны. Точно так же не совместимы с шариатом все те убийства, которые происходят под предлогом кровной мести и феодального соперничества. Как видим, в своих этических и общественных воззрениях Дауд Усишинский намного опередил свое время...



Мухаммад-Эфенди

Другим известным учеником знаменитого кудутлинского алима был Мухаммад-Эфенди из с. Убра (1679-1733 гг.), который отправился к муджтахиду Салиху в Йемен, а затем в Хиджаз и в Египет для совершенствования в науках. Вернувшись на родину, он создал медресе с богатой библиотекой - жаждущие знаний стремились туда отовсюду, к тому же и сам его основатель, кроме обычного набора предметов, прекрасно разбирался в естествознании и философии, в логике и астрономии. Недаром Чолак-Сурхай, взяв в управление Ширван, сделал его своим советником и преподавателем Шемахинского медресе, где работали и два других его спутника по дороге в Йемен - Дамадан Мегебский и Рахманкули Ахтынский.

МУСАЛАВ ИЗ КУДУТЛИ (1652-1717)

Мусалав из Кудутли (1652-1717)Хаджи Мухаммад бину Муса бину Ахмад аль-Кудутли аль-Аварии аль-Дагистани - вот так написал свое полное имя выдающийся ученый Дагестана, получивший признание во всем исламском мире, известный у нас как Мусалав из Кудутли.
Мусалав начал изучать исламские науки по настоянию отца. После этого он отправился на учебу в с. Ругуджа (Гунибский район) к алиму Абубакару, впоследствии ставшему его тестем. Получив здесь средний уровень знаний, Мусалав продолжил образование в самых передовых в то время медресе - Али-Риза в с. Согратль (Гунибский район) и медресе Шабана-кади в с. Обода (Хунзахский район). Его как старательного и способного ученика преподаватели сразу выделили среди других и, видя, как он жаждет получить как можно больше знаний от них, не жалея времени и сил, занимались с ним и индивидуально. В этих медресе он в основном изучал науку Корана, тафсир, хадисы, арабский язык, юриспруденцию (фикх) и логику.
После нескольких лет учебы, уже будучи признанным ученым на родине, Мусалав отправился в страны Арабского востока, с целью усовершенствования имеющихся знаний. Он посетил Египет, Хиджаз и Йемен. По некоторым неподтвержденным данным, он побывал в Казани, Крыму, Иране, Азербайджане, Хорасане, Турции и в Средней Азии.
На Ближнем Востоке Мусалав основательно изучил алгебру, юриспруденцию и философию. После этого он, узнав, что в Йемене находится ученый по имени Салих, отправился к нему и еще 7 лет проучился под его началом. По другим данным, турецкий султан направил Мусалава в Египет, где он провел еще несколько лет.
В 1697 г., после смерти учителя Салиха, Мусалав вернулся в Дагестан. До этого тоже он несколько раз приезжал на родину. Об этом свидетельствует отрывок стихотворения, посвященного Мусалавом Салиху аль-Йемени:
Наше спокойное житье,
Что было под твоим присмотром,
Видом не видывали,
Слыхом не слыхивали.
До разлуки с тобой
Не познали о том,
Как нам было хорошо.
Ты всегда в душе моей
Светишь, как лампада...
Это письмо, должно быть, написано Мусалавом после того, как он возвратился из Йемена и через других учеников отправил к Салиху. Свидетельством этому служит тот факт, что в то время Салих написал книгу про своего ученика Мусалава и назвал ее 'Джабалуль ала' ('Высокая гора'). Узнав о том, что Учитель написал такую книгу, Мусалав с письмом обращается к своему другу, находившемуся в Йемене, Мухаммаду из Батлуха, с просьбой переписать его для него. Переписанный экземпляр был привезен в Дагестан и ныне хранится в одной из частных библиотек. Сам Мухаммад из Батлуха, скорее всего, не вернулся, т. е. умер до возвращения и похоронен там же. Он был любимым учеником Шабана из Обода, которого он обучил еще, будучи имамом в Батлухе, и затем пригласил для продолжения образования в ободинское медресе.
После возвращения в Дагестан Мусалав основательно взялся за распространение Ислама. Сначала в с. Корода (Гунибский район) открыл медресе, затем переселился в родное село Кудутль (Гергебильский район) и так же основал там медресе, ставшее впоследствии одним из самых больших центров распространения Ислама и просвещения.
В медресе Мусалава не ограничивались только лишь изучением наук. Здесь занимались (впервые в Дагестане) копированием книг, т. е. ученики писали под диктовку и одновременно выдавали несколько, иногда и 12 экземпляров. Сам Мусалав тоже являлся неустанным переписчиком. За время его жизни было переписано более 300 разных книг по наукам Ислама. Это можно принять как первый вклад в укрепление веры в Нагорном Дагестане.
Этим тоже не ограничивал свою деятельность Мусалав. До сих пор среди книг в разных селах находят ответы на многие наболевшие вопросы того времени. Это и вопросы, касающиеся собственности, совершения обеденного намаза после джума-намаза и многие другие. Огромен вклад Мусалава и алимов его времени в то, чтобы шариат вошел в привычку и на его основе строились адаты. Он не оставлял без внимания даже малейший вопрос, ибо прекрасно понимал, что закладывается основа веры, и насколько крепким окажется фундамент, таким же прочным будет и строение. По сохранившемуся в Дагестане Исламу мы должны воздать им хвалу за неустанный труд и старание в этом деле и на пути просвещения народа.
Огромен вклад Мусалава и в углубленное изучение арабского языка в Дагестане. В XVIII в. самой распространяемой и изучаемой во всех медресе Дагестана была книга Мусалава 'Хашияту алал Чарпардари', т. е. 'Новые пояснения Мусалава к пояснениям Ахмада аль-Чарпардари (ум. 1345), книге 'Аш-Шафия' Ибн аль-Хаджибы (ум. 1248). Эта книга получила популярность не только в Дагестане, но и за его пределами. В 1892+г. она была издана в Турции с краткой биографией автора. Мусалав составил календарь намазов для горного Дагестана. Он также написал книги 'Хисаб аль-Кудутли', 'Шарху асмауллахил хусна'.
Мусалав оставил Дагестану, да и всему исламскому миру крупнейших ученых, чьи имена вошли в список выдающихся алимов. Это Дамадан из Мегеба, Хаджи-Дауд из Усиша, Мухаммад из Убра, Али-Кули из Ругельда, Мухаммад из Карата, Тайгиб из Харахи, Малламухаммад из Бацада, Хаджи-Дауд из Нукуша, Бацилав Мухаммад из Кудутли, Багучилав из Мачада и др. Превосходным ученым был и его сын Абубакар. Сохранилось предание о том, что Абубакар спросил у отца, мол, у кого из нас знаний больше, на что Мусалав ответил: 'Будь у меня такой человек, как я для тебя, то у меня знаний было бы еще больше'.
Последние два года жизни Мусалав провел в городе Алеппо (Сирия). Там он преподавал арабский язык в местном университете. Вполне возможно, что он отправился туда по приглашению местных алимов и с целью углубить свои знания. Есть версия, что он отправлялся на хадж и остался в Алеппо. Умер Мусалав в 1717 г. и похоронен там же.


Кем был Мухаммад Кудутлинский (Мусалав).
Взято из книги Абдулла Магомедова 'Дагестан и дагестанцы в мире'.
СООТЕЧЕСТВЕННИКИ КРУПНЫМ ПЛАНОМ МУХАММЕД ИЗ КУДУТЛЯ - УЧЕНЫЙ ИЗ УЧЕНЫХ
(Из личного архива доктора исторических наук, профессора А.Р. Шихсаидова)
Мухаммед ал-Кудуки. Так по-арабски произносили имя Му-хаммеда из аварского селения Кудутль. Популярность его была огромной. Его имя с уважением произносилось в ученых кругах Северного Кавказа, Поволжья, Азербайджана, Ближнего Восто-ка. Дореволюционный Дагестан не знал другого ученого, чьи произведения цитировались бы так часто. После цитаты писали только одно слово: "аль-Къудукъи", а нередко - лишь одну букву "Къ", и все знали, что мысль эта принадлежит авторитет-ному ученому Мухаммеду, сыну Мусы из Кудутля.
Мухаммед из Кудутля был автором широко известных, изучав-шихся "до дыр" трудов, комментариев и глосс по грамматике арабского языка, мусульманскому праву, логике. Имя его об- . росло легендами, которые и по сей день можно услышать на родине ученого. Слово "ученый" по-арабски "алим", но если речь идет о выдающемся человеке так сказать, ученом из уче-ных, его называют "аллама". Перед именем Мухаммеда из Ку-дутля всегда стояло именно это слово. И обидно, что о человеке, который сделал так много, мы знаем так мало. Дело в том, что творил ученый на арабском языке, а это еще в недав-нем прошлом считалось признаком религиозности и реакцион-ности. Побольше бы таких "реакционных" ученых!
"Так, кто же он, Мухаммед из Кудутля - основатель всей дагестанской науки?" - писал о нем выдающийся востоковед академик И.Ю.Крачковркий. В чем состоит его научное наследие и что из него дошло до нас, где хранится, как изучалось и изучается? Вопросов много, ответить на все вряд ли возможно. Я не берусь "открыть" народу его великого сына, но Попытаюсь рассказать о нем все, что удалось узнать за долгие годы по-исков.
Начну с цитат, высказываний ученых об ученом, оценивших значение творчества Мухаммеда из Кудутля, определивших его место в истории дагестанской культуры.
Абдурахман из Казикумуха - автор интереснейших "Воспоми-наний", написанных в 1869 году на арабском языке, но до сих пор не изданных ни в оригинале, ни в переводе, перечисляет в специальном разделе имена всех известных ему ученых из аварских районов; список этот возглавляет Мухаммед из Кудут-ля - "совершенный, по определению автора "Воспоминаний", ученый, крупный знаток всех наук...".
Известный дагестанский ученый, поэт, деятель просвещения Гасан Алкадари (1834-1910 гг.) пишет о нем в своем труде "Асари Дагестан" более подробно:
"...Из древних книг, встречающихся в местных школах и мече-тях, видно лишь, что большинство их собрано и составлено в последние времена главном образом в начале XII века (XVIII века христианской веры), и эпоху корифея науки Гаджи-Мухам-мед-эфенди, сына Мусы Кудутлинского, распространявшего в Дагестане науки и искусства. Этот просвещенный человек усво-ил науки до некоторой степени в Дагестане, а потом ездил в Египет, Хиджаз и Йемен. Закончил образование в этих странах и стал знаменитейшим из универсальных ученых. Имеются его примечания на полях книг и отдельные сочинения по разным наукам: по синтаксису, юриспруденции, хронологии, основам (веры - А.Ш.) и догмам. Хотя "в основах веры" он придержи-вался системы шейха Абуль Гасана Ашари, но в некоторых воп-росах, расходясь с ним, он вступил на путь самостоятельного исследования. Точно так же и в юриспруденции, хотя он, подо-бно остальным дагестанцам, был верным последователем има-ма Шафии, все же в некоторых вопросах расходился с ним и, как видно из его произведений, вступил на путь толкования учителя Салиха Йеменского; являющегося самостоятельным муджтахидом. Из произведений покойного видно, что между людьми в его эпоху в Дагестане много было притеснений и возмущений, что тяжбы и преступления разрешались не по свя-щенному шариату, а большинство их решалось в судах и по оставшимся от отцов и дедов законам в виде адатов и обыча-ев...".
- "Хаджи Мухаммед, - писал Назир об ученом из Кудутля, - обучался наукам и знаниям у выдающихся людей своей эпохи, учился у знаменитых ученых Мухаммеда, сына Али ал-Камили, Шабана из Обода и других. Был во многих дальних странах. В мусульманских областях, жил в Египте, Хиджазе, Йемене, учился у тамошних ученых и шейхов; в Йемене - у выдающегося и известного ученого Салиха Йеменского, которому следовал не-которое время. Завершив учебу, он вернулся на свою родную землю, в Дагестан, где начал преподавательскую деятельность. У него получили образование большое число исследователей, таких как, широко известный ученый Мухаммед из Убра, про-славленный ученый Дауд из Усиша и другие. Кудутлинский при-держивался шафиитского толка... Кудутлинский был эрудированным ученым, искусным в науках и искусствах. Он автор пользующихся спросом сочинений, многочисленных глосс, большого числа комментариев (к книгам) по фикху - науки по определению времени, основ религии, догматики, син-таксиса, морфологии и других наук, известных во всем Дагеста-не. Ему принадлежат сочинения "Шарх-аль-Чарпарди" и "ал-Исам ала ал-Джами". При возвращении из Йемена он взял с собой ценные книги, в частности книги своего учителя Салиха Йеменского. В конце своей жизни он переселился в Шам (в Сирию). Дело в том, что он видел, что его современники пе-реступили пределы Аллаха, упрочили обычное право и произ-вол, не упрочив благородный шариат, за что он порицал своих современников".
Дагестанский ученый, прекрасный знаток, арабского языка и арабо-язычной литературы М.С.Саидов дал в своей статье "Да-гестанская литература XVIII-XIX вв. на арабском языке" высо-кую оценку творчеству ал-Кудуки: "Особенно интересна личность Мухаммеда, сына Мусы Кудутлинского (умер в Хале-бел в 1716 году), оригинального мыслителя, критически отно-сившегося к отдельным вопросам фикха. Кудутлинский не объявил себя муджтахидом, как его учитель Салих ал-Йемени (умер в 1108/1698 г.), но, не желая слепо подражать фиитским законоведам, широко высказывал свое мнение. Он оставил множество глоссов по мусульманскому законоведению. Мухам-мед Кудутлинский приобрел большую популярность. К нему еха-ли учиться не только из районов Дагестана, но и из областей поволжских татар, Черкессии, Северного Кавказа и так далее. Он был энциклопедистом, круг его интересов охватывал не только богословие, но и светские науки.
Биографию Мухаммеда из Кудутля приходится собирать по небольшим запасам, нередко противоречащим друг другу. Где он родился? Несомненно, родиной его было селение Кудутль (ныне - в Гергебильском районе), ибо "он носил "фамилию" Кудутлинский. О времени же его рождения и смерти в литерату-ре встречаются противоречивые сведения. Наши поиски, неод-нократно проведенные в этой области, свидетельствуют, что Мухаммед из Кудутля родился в августе 1652 года и скончался в августе 1717 года. Ученый жил 65 лет.
Путь юноши, жаждущего знаний, был в то время традиционным: окончив начальный курс обучения в мектебе своего или же соседнего селения, муталим отправлялся в поисках знаний в
места, где вел свою преподавательскую деятельность извест-
ный в тех краях ученый, потом переходил к другому ученому
"другого профиля", получая таким образом знания по ряду тра-
диционных дисциплин (грамматика арабского языка, право,
тафсир, логика, метрика и так далее). Затем шло совершенст-
вование знаний у более крупного ученого или же в одном из
известных медресе арабского мира. Этот путь, как отмечалось
выше, прошел и Мухаммед из Кудутля. Он учился у знаменитых
дагестанских ученых Шабана из Обода, Алирзы из Согратля,
Мухаммеда из Тинди. Затем поиск знаний в Египте, Хаджазе,
Йемене... Впитывая все полезное, что могли дать ему именитые
учителя, ал-Кудуки, в свою очередь, не только воспитывал боль-
шое число своих учеников, но и выступил в роли внимательного,
вдумчивого и глубокого исследователя, стал автором многих
самостоятельных трудов, ставших потом широко известными в
Дагестане и далеко за его пределами. .
Мухаммед ал-Кудуки был именно тем человеком, который счастливо сочетал в себе крупного знатока всего комплекса известных на средневековом Ближнем Востоке наук, ученого и воспитателя, преподавателя. Ученая деятельность не мысли-лась иначе, как в контексте забот о преподавании в дагестан-ском медресе основ знаний того времени. Так как в системе этих знаний особо важное место принадлежало арабскому язы-ку, то вполне объяснимо и то огромное внимание, которое ал-Кудуки уделял вопросам грамматики арабского языка, его морфологии и синтаксиса. Не странно поэтому, что наиболее популярное его сочинение - грамматический труд "Хашийа ала Чарпарди", то есть "Субкомментарий на сочинение знаменитого арабского ученого Ибн ал-Хаджиба по морфологии арабского языка сделано было в целях облегчения понимания текста, сложных вопросов арабской грамматики. В рукописном фонде Института истории, археологии и этнографии (далее - ИИАЭ) Дагестанского научного центра Российской Академии наук хра-нятся в настоящее время 12 списков этого сочинения - свиде-тельство того, что этот труд был широко известен в Дагестане; им пользовались как ценным учебным пособием, упорно пере-писывали, передавали по наследству. Древнейший из этих спи-сков относится к 1709 году, самый "новый" переписан в 1750 году.
Вот одна из названных рукописей грамматического сочинения Мухаммеда из Кудутля. Арабский текст, написанный почерком дагестанский насх, помещен на плотной пожелтевшей от време-ни бумаге, изготовленной в Дагестане. Рукопись имеет 192 ли-ста, в хорошем кожаном переплете с тиснением. А в конце рукописи такая запись: "Завершил переписку книги "Хашийат Чарпарди" Динмухаммед, сын Мухаммеда Ал-Араки (это имя не очень понятно)... у своего устада, искусного покровителя Хусейна, сына Махмуда в месяце зул-л-када 1130 г"., то есть 27 сентября 1718 года.
Нам известна только одна рукопись названного сочинения, которая была переписана еще при жизни автора в 1709 году. Мы не знаем, в каком году Мухаммед из Кудутля написал свой знаменитый труд, но в 1709 году, то есть за восемь лет до смерти ученого, этот труд, как мы видим, уже существовал. Все остальные списки переписаны после его смерти. Дошли до нас и имена некоторых переписчиков: "Исмаил из Токита, Умар, сын Юсуфа из Кукни, Мухаммед, сын Мусы из Рента, Салман, сын Газимухаммеда из Рента, Мухаммед, внук Джафара кади ал-Га-дари...
Во время пребывания в районах Дагестана в частных библио-теках или же мечетских книжных коллекциях мне нередко прихо-дилось встречать арабские тексты, так или иначе связанные с именем ал-Кудуки. В 1984 году наша экспедиция была в Салта, сопровождал нас учитель Гаджиев Раджи. Он показал несколько арабских рукописей, одна из которых нас заинтересовала осо-бенно. Рукопись была в хорошем светло-коричневом тисненом кожаном переплете. Текст был написан черной тушью на плотной бумаге местного производства. При внимательном ознакомлении оказалось, что в одной книге скомпоновано два сочи-нения по арабской грамматике. Одно из них принадлежало Дауду из Усиша, а другое - Мухаммеду из Кудутля. Оба сочинения были переписаны одним лицом - Ибрагимом, сыном Мухамме-да из Обода, в 1740 году. Читатель, надеюсь, уже догадывается, что речь идет именно о "Хашийа ала Чарпарди". В конце руко-писи так и написано: "Завершил (переписку) Хашийа ала Чар-парди" ал-Кудуки - Ибрагим, сын Мухаммеда из Обода, 26 числа месяца джумада ал-ахир (18 сентября 1740 года) в мед-ресе нашего устада и учителя, и руководителя, глубокого знато-ка наук Дауда, сына Газияева, в селении Т?ухи... Это уже тринадцатый экземпляр трактата ал-Кудуки, то есть тринадца-тая известная нам копия одного и того же сочинения, перепи-санная тянувшимся к знаниям, любознательным дагестанцем.
Грамматический труд ал-Кудуки прожил долгую жизнь. Его изучали в дагестанских медресе, дарили друг другу, обменива-ли на другие сочинения.
Деятельность ал-Кудуки в области изучения и пропаганды арабского языка этим не ограничивается. С его именем связано еще два сочинения. Первое из них - "Исам ала Джами". Это сокращенное название субкомментария Ибрахима ал-Исфараини к сочинению великого поэта и ученого Абдаррахмана Джами (умер в 1492 году) "ал-Фаваид ад-Дийаийа", которое, в свою очередь, является комментарием на сочинение по арабской грамматике (синтаксис) "ал-Кафия" ("Достаточная") упомянуто-го выше Ибн ал-Хаджиба. Мухаммед из Кудутля - автор глосс к субкомментарию ал-Исфараини. Это сочинение, служившее ценным пособием для тех, кто изучал арабский язык, было по-пулярно как в Дагестане, так и за его пределами. В 1892 году оно было издано в Турции. В Предисловии издатель Мустафа Дагестани ("Тагустани") дал небольшой творческий очерк уче-ного. При издании труд этот был назван кратко - "Кудуки". Наличие в фонде восточных рукописей ИИАЭ нескольких экзем-пляров этого издания - показатель широкого спроса читателей на это сочинение.
Научные интересы Мухаммеда из Кудутля выходили далеко за пределы грамматических изысканий. Он является автором не-больших, но ценных работ и в других областях знаний того времени - трактата о метафорах, комментария на сочинение по логике, календаря, приспособленного к географическим координатам Дагестана, разъяснений "именем Аллаха". Сохрани-лось несколько его стихов.
В дореволюционной и советской историографии имеется ряд высказываний о заслугах Мухаммеда из Кудутля в области му-сульманского правоведения, но никто не упоминает ни одного его сочинения. Пишется о самостоятельности его мышления в области права, о самостоятельном понимании им вопросов шафиитской юриспруденции, но нет указаний на какой-либо конк-ретный труд.
Здесь следует иметь в виду два обстоятельства, разбирая этот вопрос. Первое - Мухаммед из Кудутля был крупным зна-током мусульманского права, его тонкостей, его специальной литературы, его теории и практики. В условиях Дагестана воп-росы земельного, семейного, наследственного права приобре-ли огромное значение, были жизненно важными для населения. В практической жизни ученый сталкивался с этими вопросами, и его обширные познания находили "выход" на практику. К тому же Мухаммед из Кудутля развил широкую преподавательскую деятельность, где обучение арабскому языку и вопросам шафиитского правоведения занимало ведущее место. Знание право-вой литературы и забота о ее преподавании сами по себе уже многое значили, но специального трактата по этим вопросам Мухаммед из Кудутля не написал. Мысли ученого по многим вопросам мусульманского права, правовой практики вкраплены в рукописные копии сочинений арабских и дагестанских авторов в виде заметок на полях, вставок на отдельных листах, в виде небольших цитат; они отражены и в многочисленных письмах Мухаммеда из Кудутля. Это и высказывания о распределении закята между муталимами, о денежных средствах, о вакфе; это и разъяснения по вопросам земельного или семейного права, взаимоотношений адата и шариата и так далее.
Когда несколько лет назад я работал в Гунибе над описанием сохранившейся части библиотеки Исмаила из Шулани, то обна-ружил там рукопись знаменитого арабского правоведа ас-Субки (умер в 1370 г. по хиджри) "Джам ал-Давами". На полях того авторитетного сочинения по вопросам права было написано те-ми, кто его читал, множество цитат из сочинений дагестанских авторов, в том числе Мухаммеда из Кудутля, Мухаммедтахира из Караха, Хадиса из Мачада, Абдулла-эфенди из Цахура. Таких отдельных высказываний Аль Кудуки, занесенных на поля рукописных книг, очень много. Все это вместе взятое дает основа-ние видеть в лице Мухаммеда из Кудутля крупного представите-ля правовой науки.
В деятельности Мухаммеда из Кудутля есть сфера не только не изученная, но и в принципе вообще неоцененная. Это его неутомимая деятельность на поприще распространения знаний. Еще предстоит выяснить, где он сделал больше, в сфере науки или же в деле обучения грамоте, различным наукам? Ибо эти два вида деятельности тесно переплетались, более того, были единым, неразрывным целым. Научная деятельность, препода-вание, копирование рукописей - все это совмещал в своем творчестве один человек, отмеченный титулом "устад" или "ал-лама". Преподавательская деятельность и переписка рукописей имели значение не меньшее, чем научные изыскания. Он открыл собственное медресе, в котором передавал горским юношам свои богатые познания.
Назир из Дургели, о котором мы выше упоминали, писал о Мухаммеде из Кудутля: "Рассказывают, что он собственноручно переписал триста книг, большинство которых осталось в Халебе после его смерти...". Переписывать одному человеку триста ру-кописей - дело практически реальное. Арабский научный мир знает переписчиков, которые создавали гораздо больше копий. Но все же думается, что речь идет о книгах, переписанных как самим Мухаммедом из Кудутля, так и его многочисленными учениками, в том числе и его сыновьями.
Книг, лично переписанных им, в Дагестане сохранилось мало, а судьба тех, что остались в Халебе, нам неизвестна. Мы распола-гаем сведениями только о нескольких рукописях, переписанных им, но и эти скудные данные представляют огромный интерес. Его руке принадлежит копия учебного пособия по арабскому язы-ку "Шарх ал-Унмузадж", написанного ал-Замахшари и комменти-рованного ал-Ардабили; в мечети села Акуша хранится рукопись того же ал-Арбадили по правоведению - "Анвар", переписчиком которой назван "Мухаммед, сын Мусы". Мухаммедтахир ал-Кара-хи рассказывает, что в руках Шамиля была рукопись поэмы аль-Бу-сири "ал-Минах ал-маккия", также переписанная аль-Кудуки. В мечетских коллекциях и в личных библиотеках существует еще несколько рукописей, переписанных ал-Кудуки.
Имеются и книги переписанные его учениками. Лет десять тому назад мне удалось обнаружить в мечети селения Кадар рукописный экземпляр комментария знаменитого Абдуррахмана Джами на учебник арабского языка, переписанный "при нашем устаде ал-Кудуки", а в селении Гоцатль в школьном музее я ознакомился с сочинением Ибн Хаджара по наследственному праву, которое было переписано "рукой раба (божьего), бедно-го Джафара, сына Мухаммеда из Могоха, в медресе нашего Шейха Мухаммеда из Кудуки". Наш рукописный фонд является обладателем копии сочинения арабского ученого ат-Тафтазани (умер в 1390 г. по хиджри) по риторике. Экземпляр этот был переписан в 1701 или 1702 году в медресе ал-Кудуки. Тут же и сочинение по мусульманской догматике (калам) в копии Абуба-кара, сына Мухаммеда, сына Мусы ал-Кудуки, в медресе ал-Ку-дуки. Это случилось в 1715 году еще при жизни отца переписчика. Этот же Абубакар переписал ряд сочинений по логике, которые также дошли до нас.
Среди хранящихся в рукописном фонде ИИАЭ рукописей - копия 11 тома сочинения по праву известного египетского уче-ного Ибн Хаджара, переписанная в 1662 году. На полях одной из страниц стоит такая-запись, собственноручно сделанная Мухам-медом ал-Кудуки: "Презренный, бедный Мухаммед, сын Мусы, передал в вакф ободинской мечети эту часть вместе с тремя остальными частями "Шарх ал-Минхадж" Ибн Хаджара. Значит, Мухаммед из Кудутля передал в распоряжение ободинской ме-чети все четыре тома очень известного на Ближнем Востоке юридического трактата.
Мухаммед из Кудутля был личностью не только исторической, но и легендарной. Имя его было окружено ореолом славы, ле-генды одна фантастичнее другой, которые так и "прижились" к его личности. Две из них я записал в 1983 году в Кудутле.
Дождливым июльским днем наш экспедиционный отряд подъ-ехал к основанию горы, на которой стоит Кудутль. Прошедший недавно ливень снес участок пути, и нам пришлось, оставив машину внизу, идти пешком. В селении нас приветливо встре-тил секретарь сельсовета. Сюда же были приглашены несколь-ко знатоков и любителей старины. От них я и записал эти легенды.
Мне кажется, что этот легендарный сюжет обязан своим про-исхождением колоссальным познаниям ученого во многих об-ластях средневековой мусульманской науки, его громадному авторитету, его завидной энергии в распространении знаний в горах. Знание - сила. Это общеизвестное высказывание помо-жет нам понять, почему легенды возникли вокруг именно такой многогранной личности, как Мухаммед из Кудутля.
Предстоит большая, трудоемкая, терпеливая работа по выяв-лению, изучению, подготовке, изданию всего того, что в какой-либо степени связано с именем знаменитого ученого. Только совместные усилия ученых, представителей сельской интелли-генции, всех, кому дорога судьба нашей культуры, нашего прошлого и настоящего, дадут реальные результаты. Надо фиксировать все: рукописи, печатные книги, письма, докумен-ты, записки, цитаты, предания и легенды, воспоминания потом-ков. Промедление здесь преступно, ибо может случиться так, что мы безнадежно потеряем многое из того, что еще хранится у некоторых лиц, при культовых сооружениях, брошено в пыль-ные кучи зияратов.
Существует обычай в Дагестане, простой и мудрый. Если кто из жителей селения погиб или скончался за его пределами, особенно на чужбине, ему воздвигают в родном ауле мемори-
альную плиту. Причем на самом видном месте, лицевой сторо-
ной к пешеходу, с обязательным указанием имени, имени отца,
рода занятий, места и времени смерти. У Мухаммеда из Кудутля
такой плиты в Кудутле нет. Не сомневаюсь, что она обязательно
будет. Всех, кто посетит селение Кудутль, у дороги, у входа в
селение встретит традиционная (с простыми, но извечными ор-
наментальными мотивами) каменная стела, и центральное поле
камня займет надпись: "Выдающийся ученый и устад Мухаммед,1"4- сын Мусы Кудутлинский, Дагестанский. Умер в 1717году в, Алеппо". Но должен быть и другой памятник - более прочный и истинно вечный. В создании этого памятника слово за ученымии многочисленными любителями старины. Этот памятник его труды, собранные и изданные на многих языках с научной до
стоверностью, с уважением к творческому наследию крупного
дагестанского ученого и деятеля просвещения.




Из книги М. А. Абдуллаева 'Мыслители Дагестана'

Магомед из сел. Кудутли (умер в 1706 г.)-один из наиболее известных и влиятельных учёных и мыслителей Дагестана." Он изучал риторику, логику, философию и арабскую юриспруденцию (шариат). Образование получил в Дагестане, обучаясь у видного философа Али Келебского, затем ездил в Египет, Хиджаз и Йемен для усовершенствования своих знаний. Известный дагестанский учёный и мыслитель XIX века Гасан Алкадари называет его корифеем среди учёных, знаменитейшим из универсальных учёных. Им написаны грамматические трактаты, один из которых вышел в Стамбуле и до последнего времени был весьма признанным в Дагестане; Кроме того, у не-го было много произведений по логике, риторике, по математи-ке и астрономии. Но до нас дошли только отдельные фрагмен-ты из его работ, а также некоторые комментарии к работам арабоязычных учёных и высказывания знакомых с его творче-ством учёных Дагестана.
Будучи знатоком мусульманского законодательства, Магомед принимал активное участие в идейной и политической борьбе, развернувшейся в то время в Дагестане между сторонниками шариата и адатов. Шариат, как система социального законо-дaтeльcтвa, возник в арабском халифате и затем, как принад лежность ислама, был навязан всем покоренным арабами на-родам, в том числе и народам Дагестана. Шариат стремитсй, регламентировать буквально все стороны общественной, семей-ной и личной жизни мусульман, чтобы последние не могли заду-маться над чем-нибудь. Возникший на почве иных социально-экономических и общественных отношений и несогласуемый с господствующими среди горцев нормами быта (адатами), ша-риат очень медленно прививался в Дагестане. Вопросы уголов-ного и частично гражданского характера в XVIII веке реша-лись по адатам, что вызывало упреки со стороны тех, кто хотел, чтобы все вопросы решались по шариату.
Народные массы и часть феодалов отстаивали адаты, так как они были им понятны и привычны. А Магомед Кудутлинский требовал, чтобы все вопросы жизни мусульман решались только по шариату. Магомед '...сильно упрекал адатных судей и аксакалов,- пишет Гасан Алкадари, - и писал обличение на тему: 'Те, кто судит не по велению Аллаха, суть братья идо-ла'34. Вместе с тем ученый не придерживался установлений шариатских школ, подвергал критике учение суфизма. Он вслед за своим учителем Салихом Йеменским (XVII в.) шел само-стоятельным путём в объяснении шариатских норм корана.
Академик И. Ю. Крачковский. ссылаясь на биографические словари современников, дает Кудутлинскому высокую оценку. Арабские учёные, с которыми общался Кудутлинский,- пишет И. Ю. Крачковский, - поражались его красноречию и знани-ям. Они указывают, что Кудутлинский, как и его учитель Са-лих Йеменский, самостоятельно, с рационалистических пози-ций подходил к изучению работ арабских схоластов и оставал-ся недовольным ими. Сам факт приезда Кудутлинского в Йемен за выяснением 'неясных положений' работы 'Волнующееся море' ал-Махди Ахмеда свидетельствует о его стремлении са-мому понять и осмыслить то, что пишется в работах арабоязычных учёных Востока. 'На другой день я видел, как он сидел в медресе над рукописью 'Моря',- пишет автор биографиче-ского словаря йеменский учёный Мухаммед ибн Али аш-Шау-кани, - читал её, как читает тот, у кого сильное желание, и ра-довался этому в высшей степени. Я не видел похожего на него в умении хорошо выражаться, пользоваться чистым языком, избегать в беседе вульгаризмов, прекрасно произносить речь. При слушании его слов, мной овладел такой восторг и радость, что даже дрожь пошла по мне'35.
Магомед действовал сообразно с тем, что сам находил верным. 'Отличительной особенностью его,- пишет Али Каяев,- является свободомыслие... он выступал с критикой взглядов признанных во всём мусульманском мире учёных и филосо-фов и, не боясь ничего, открыто защищал свои собственные взгляды'36. В философских вопросах он придерживался в основ-ном позиции рационализма. Отвергая учение мусульманской ортодоксии о божественном предопределении, он утверждал, что человек свободен в своих поступках. Магомед отрицал пред-ставление ортодоксального ислама о боге в виде человека. Он считал, что бог есть во всём, он проникает во все явления37. Дагестанский философ отвергает доктрину известного идеолога Шахаббутдина Сухраварди, направленную против теории по-знания перипатетизма. Сухраварди утверждал, что не разум, а интуиция, т. е. внутреннее освещение или откровение (ширак) является источником истины. Кудутлинский считал подобное утверждение шарлатанством и решительно заявил, что истина достигается разумом 38.
В вопросах шариата ученый отходил от традиций четырех школ и придерживался особого мнения. Он считал, например, возможным изменять и развивать шариатские установления при-менительно к местным условиям жизни. Дагестанские учёные, знакомые с произведениями Кудутлинского, отмечают, что он был прогрессивным мыслителем, который трезво смотрел на социальные явления. По их словам, мыслитель недоволен был существующим строем. Он 'подвергал критике,- пишет Али Га-санов, - социально-правовые условия своей жизни'39.
Из сохранившихся фрагментов (из дидактических стихотво-рений на арабском языке) видно, что учёный отстаивал соблю-дение (наряду с установлениями религии и шариата) таких общечеловеческих норм морали, как честность, справедливость и добродетельность. В другом, дошедшем до нас, фрагменте на аварском языке иносказательно высмеиваются те, кто, не-смотря на свои преклонные годы, хотят показаться молодыми. В связи с этим он намекает на то, что это противоречие - противоречие между стремлением человека быть вечно моло-дым и ограниченностью его физических возможностей - явля-ется объективным и характерно для многих людей40.
Этот вопрос, поднятый М. Кудутлинским, привлек внимание многих дагестанских мыслителей XIX века. Широко освещен этот вопрос в произведениях Али Гаджи из Инхо.

edit log

 

ДОНСКОЕ
ЗЕМЛЯЧЕСТВО
НАРОДОВ
ДАГЕСТАНА

Главная
Правление
Документы
Наши в области
Новости друзей
Молодёжь
Видео
Фотогалерея
Вашему вниманию
Объявления
Полезная информация
Контакты
История
Краткая справка
Символика
Наследие
Туристические тропы
Дагестан литературный
 
 
создание сайта